Публикации

«Твой яркий след останется в построенных тобой храмах, домах, сердцах людей» 

«Твой яркий след останется в построенных тобой храмах, домах, сердцах людей» 

Владимир Константинович Кулагин возглавлял Казанский «Теплоконтроль» больше двадцати лет. Столько же стоит (и Бог даст, простоит до скончания века) храм преподобного Серафима Саровского в Казани, построенный благодаря его стараниям и трудам. В Доме Божием каждый день возносится молитва о его создателях. Вместе с прихожанами храма молятся родные и близкие Владимира Константиновича. Его дочь Елена в юбилейный для прихода год поделилась сокровенными воспоминаниями, которые помогут нам лучше узнать приснопоминаемого благодетеля.

Папа был очень добрым человеком. Он родился в предвоенное время и пережил очень трудные годы в истории нашей страны. Как пел Окуджава: «А душа, уж это точно, ежели обожжена, справедливей, милосерднее и праведней она...». Эти строчки как раз про папу. Он не рассуждал о пользе, о благе, а сразу делал. Если видел, что кому-то плохо, трудно — он помогал. Ему было сложнее отказать, чем сделать.

Владимир Константинович возглавлял крупнейшее в Европе приборостроительное объединение, у него была возможность оказывать всестороннюю помощь. К нему обращались общественные организации, христианские и мусульманские общины с просьбами о восстановлении своих приходов, утраченных в годы советской власти. 

Владимир Константинович на совете трудового коллектива постоянно вносил предложения поддержать ту или иную общину. Как-то он нам сказал, что трудовое объединение «Теплоконтроль», благодаря своей колоссальной работе, благодаря мозговым штурмам научно-технических работников, производственников, слаженной команде, которая работала не покладая рук, добивалась успеха, финансового в том числе, скопило «кубышку» и возникла идея — построить новый храм. Для Татарстана в те годы это было редкостью. 

К тому времени «Теплоконтроль» помог в восстановлении Благовещенского собора, Петропавловского собора, мечети Джалиля, Закабанной мечети и других объектов религиозного наследия. 

Всё сложилось настолько благополучно, что нашлись материальные средства, появился прекрасный архитектор Алексей Андреевич Спориус, который согласился работать безвозмездно, а работники завода были отличными строителями и взялись возводить храм сами. Они любили строить и для Приволжского района построили много объектов социального значения — бассейн, жилые дома для сотрудников и не только. Папа сумел этот опыт аккумулировать в создании нового храма. 

Дело было не простое, несмотря на то, что все работали с душой, и руководители подразделений, и строители. Работа кипела, и каждый старался сделать ее как можно лучше, всего себя вкладывал. Оперативки, совещания проводились прямо на строительной площадке с апреля 1999 года. Присутствовали и руководители, и сантехники, и инженеры. А сложность была связана с тем, с чем заводчане никогда не сталкивались — это убранство церкви, купола, как и чем их покрыть. Сначала сделали одно покрытие, а потом решили, что наша церковь должна сиять и быть самой красивой. 

Я присутствовала в тот знойный летний день, когда водружались купола на храм. И все очень переживали. Это было так трогательно! Папа и Спориус стояли рядом. Вся команда, затаив дыхание, смотрела в небо, когда стометровый кран поднимал многотонный купол. Но все прошло без сучка, без задоринки. 

Папа говорил, что Бог во всем помогал, и это чувствовалось, потому что, несмотря на некоторые трудности, так легко у них не строилось ничего. Было сложно получить землю под строительство. Ведь на месте храма была большая автостоянка. И даже когда часть земли уже принадлежала церкви, машины продолжали ставить. Как раз уже пора было начинать строительство воскресной школы, но место было занято. Тогда заводчане вкупе с прихожанами подняли машины и на руках унесли с места строительства за границу очерченной территории. 

Было много случаев в жизни папы непростых, когда Бог его спасал: аварии, обширный инфаркт, когда надежды на спасение жизни уже не было, но все обходилось. Даже в производственных вопросах в сложные времена, когда поменялась структура управления в государстве, рухнул экономический базис, и нужно было спасать предприятие, новые решения, о которых тогда еще никто не знал и не догадывался, приходили по наитию. Когда наступали моменты, что вроде бы ничего уже не изменить, папа молился, засыпал, а наутро решение приходило. Мама рассказывала, что он вставал утром и уже знал, что нужно делать. 

Папа очень дорожил своей командой. Как грани у кристалла, все были разными, но оставались единой командой более двадцати лет. Он очень уважал, ценил, поощрял, когда работники выполняли сложные задачи, поставленные перед ними. Папа ценил труд простых рабочих в цехах, каменщиков, строителей, которые мешали бетон, он отзывался о специалистах своего дела очень уважительно, ценил профессионализм. 

Храм был построен в рекордные сроки. Это удивило даже самих строителей. В начале апреля строительство начали, а уже в сентябре возвели под крышу. Они взяли очень высокий темп. Архитектор Спориус говорил: «Я впервые не успеваю за строителями!» 

Папа особенное внимание уделял строительству воскресной школы. Он очень хотел, чтобы новое поколение детей не было отрезано от своих корней, от своей веры, как это случилось с предыдущим поколением. Папа представлял себе, что храмовый комплекс станет культурным и духовным центром района, в котором мы все жили, и большинство заводчан жили здесь. 

Вот необходимые элементы сложились в единый пазл, и храм стоит. 

Здоровье папы после строительства сильно пошатнулось, и в 2004 году его не стало. Последние годы папа болел, не мог посещать храм. Но после строительства часто приезжал. Ему очень нравился облик храма, его внутреннее убранство. 

Папа не был атеистом, но на показ никогда не демонстрировал, что он верующий, потому что много лет проработал в обкоме комсомола, в обкоме партии, был коммунистическим лидером. Однако в самые трудные времена вера спасала его. 

Этот храм — наша семейная гордость. К сожалению, я не могу часто приезжать сюда, но связь существует, и я ее чувствую. Когда мы поминали папу в десятилетнюю годовщину его смерти, приехали многие, кто сейчас на приходе продолжает его дело. Раньше у нас было две семьи: наша и заводская. И вот уже 20 лет, как у нас три семьи. Настоятель отец Дмитрий тоже стал нам родным человеком.

В этом храме особая атмосфера, и я люблю приезжать сюда одна, постоять на службе, поклониться чудесной иконе Умиления и послушать лучший в городе хор. 

Папа — мой учитель. Я не похожа на отца, но знаю, что он вложил в меня очень много любви, сумел сформировать мой характер и внутренний стержень. Я благодарю Бога за то, что мой отец — Владимир Константинович Кулагин!

Фотографии из архива семьи Кулагиных и из книги о строительстве Серафимовского храма «Время коллективной бессонницы»

Теги:
Приход преподобного Серафима Саровского
история Казанской епархии
личности

Все публикации