Публикации

Интервью митрополита Феофана в программе «Архипастырь» на православном телеканале «Союз»

Дата публикации  Количество просмотров
Источник:
Телеканал «Союз»
Интервью митрополита Феофана в программе «Архипастырь» на православном телеканале «Союз»

18 ноября 2017 года в беседе на православном телеканале «Союз» митрополит Казанский и Татарстанский Феофан ответил на вопросы ведущего Сергея Платонова.

— Прежде всего мы хотели бы Вас поздравить с высокой государственной наградой — совсем недавно ее вручил Вам наш президент. От нашей команды телеканала и от телезрителей передаем Вам огромные поздравления. Думаю, что эта награда достойно нашла своего обладателя.

— Спасибо большое. Конечно, по-человечески все приятно, но я совершенно четко понимаю, что это награда не только мне как личности, но это и уважение к нашей Церкви, к нашей митрополии. Конечно, благодарен президенту и Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу.

— События, которые мы будем отмечать и уже отметили: вчера было столетие избрания патриарха Московского Тихона, святителя; завтра день рождения нынешнего Патриарха Кирилла. В первую очередь, наверное, нужно как-то отметить события столетней давности, возобновление патриаршества. Что это было для нашей страны, какую пользу принесло это решение? Что такое вообще патриарх для нашего простого русского православного человека?

— Восстановление патриаршества на Руси… Двести с лишним лет Русская Православная Церковь без главы, без Святейшего патриарха. Формально главой Церкви считался император, а с церковной стороны — Священный Синод. Но ведь и Священный Синод не был свободен. Без обер-прокурора не могли решаться никакие позитивные вопросы. С другой стороны, самое важное — кадровая политика. Только с одобрения императора по представлению обер-прокурора Священного Синода избирался и утверждался епископат. А также происходили назначения на более важные церковные должности. Это настоятели, наместники монастырей и другие лица из духовенства, которые входили в систему управления Церковью.

И вот восстановление патриаршества, и самое главное — в какой период? Предсоборные дискуссии шли не один год. Выработка документов по решению насущных вопросов Церкви — их огромное количество. Ну и конечно, кульминация — это восстановление патриаршества. Церковь обрела главу, Церковь стала полномочным, полноправным организмом, ибо что такое быть без главы, без патриарха? Это нечто близкое к западной системе, и даже не к католической, а протестантской. Некая коллегия. Но опять коллегия, которая зависела от государственной машины. И вот избрание  патриарха в столь сложный исторический период для нашего Отечества и Церкви — это особый Промысл Божий. И мы затем увидим, как мужественно, как жертвенно новоизбранный патриарх Тихон защищал Церковь. Он смело говорил в глаза новой власти, что не должно поступать так безбожно, не должны власти ругаться над святынями, не должно быть в России того, что начало происходить: гонения на Церковь и практически физическое уничтожение духовенства. Если представить, что это был бы опять коллективный орган, даже Священный Синод, думаю, не удалось бы сделать то, что сделал Святейший патриарх Тихон.

К сегодняшнему дню глава Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Вот удивительно: Господь избирает на патриарший престол Своим особым видением и Промыслом. Тоже непростой период в жизни нашего народа, в жизни государства. Мы видим, что происходит в целом вокруг России, как все направлено на то, чтобы ослабить влияние России не только вовне, но и внутри, ослабить все институты. Святейший Патриарх Кирилл в день сегодняшний, я бы сказал, имеет не только особую харизму, но и силу воли и смелость вести корабль церковный по этому действительно волнующемуся морю страстей мира, где основной бунтовщик как был, так и есть кто? Дьявол, сатана. Конечно же, через людей.

Мы сегодня встречаемся накануне дня рождения Патриарха Кирилла. Обычно говорят: надо поздравить. Я шел к вам и думал: а что можно сказать Святейшему Патриарху? Говорят очень много добрых слов, ему шлют телеграммы, поздравляют люди различных рангов начиная с президента, главы государств, патриархи, представители Церквей. А что мы можем сказать Патриарху? Я хотел бы только одно сказать: Ваше Святейшество, самое главное в день сегодняшний, чтобы мы — архипастыри, пастыри и народ Божий — были  вместе с Вами. Потому что очень важно, чтобы Вы чувствовали поддержку, чтобы чувствовали, что огромный церковный корабль России доверен именно Вам, но и мы, каждый на своем месте, действительно всё делаем, чтобы быть Вашими не только помощниками, но и соработниками. Конечно, мы же говорим: дай Бог Вам и крепости физических сил, и помощи Божией, и духовной крепости; дай Бог, чтобы под Вашим руководством Русская Православная Церковь шла через волнующееся море страстей к тихому пристанищу, ко Христу. С днем рождения Вас, Ваше Святейшество!

— Теплые, проникновенные слова! Конечно же, и мы (наш телеканал и наши телезрители) хотим поздравить Патриарха.

У нас есть звонок с поздравлением: «Разрешите мне, простому православному христианину, москвичу (Анатолий Николаевич меня зовут), поздравить Вас с высокой наградой. Во-вторых, через Вас передать поздравления с наступающим днем рождения нашему Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, пожелать ему также здоровья, большой Божией помощи. Также еще позвольте пожелать, чтобы наши средства массовой информации не только по телеканалу «Союз», но и по другим каналам рассказывали о большом подвиге наших Святейших патриархов — Алексия I, Сергия (Страгородского), Пимена, конечно, Алексия II. Потому что много еще людей в России не знают об их большом подвиге».

— Анатолий Николаевич, я хочу сказать, что это наша с вами общая задача: как мы будем активно говорить о роли, месте, значении наших первосвятителей. И от нас тоже зависит, как мы будем влиять на средства массовой информации. Я думаю, мы вместе должны этот облик формировать. Спасибо Вам большое за доброе пожелание, обязательно Святейшему завтра передам Ваше поздравление!

— Спасибо, что телезритель дозвонился с таким искренним, теплым поздравлением, это очень приятно всегда.

Разговор мы начали о патриаршестве. Когда был избран Святейший патриарх Тихон, мы уже отметили, у власти были откровенные безбожники. Вы уже упоминали о физическом истреблении священства, духовенства и даже простых православных мирян. Следующие патриархи — Святейшие Сергий, Алексий I, Пимен, Алексий II. Патриаршество в советское время — каким оно было, какова была роль патриархов в этот тяжелый период?

— Это было крестоношение. Оно было не только в советское время, но на протяжении всей истории. И в советское, и в постсоветское время деятельность, жизнь и труды патриархов — это особый подвиг. Каждый из них имел свою историческую миссию. Часто патриарха Сергия обвиняют в некоем соглашательстве, предательстве. Но Бог его уже будет судить, а не мы с вами. Мы можем сказать только: во многом благодаря его мудрости и стойкости Господь сохранил Церковь. Господь сохранил преемственность епископата, в том числе через епископат и всего духовенства. Судить легче, а если представить тот период, наверное, мы не знаем, кто и как бы поступил. Ведь он что делал? Он жертвовал собой. Вы думаете, патриарх Сергий не понимал, что к нему будет много претензий и во времена его бытия, а тем более после смерти? Все понимал. Но у него была одна задача — сохранить церковный корабль Русской Православной Церкви. Может быть, кто-то скажет: надо было довериться только Богу. Но ведь Господь же послал и патриархов, и епископат, и духовенство, и весь народ Божий, значит, мы должны что-то делать.

Далее — патриарх Алексий I. Его жизнь тоже была непростая. Это и начало становления Церкви после безбожного разгула, когда практически многие епископы, духовенство были физически уничтожены. Десятки, сотни тысяч благочестивых мирян погибли за веру. Надо было выстраивать церковную жизнь. Это выпало на долю патриарха Алексия I. Посмотрите, надо было восстанавливать и епархии, а значит, где-то брать епископат. И он смело обращался к Сталину, правительству, чтобы освободили из тюрем епископов. Надо было находить достойных кандидатов в епископы, возрождать духовные школы, академии, семинарии; надо было выстраивать систему приходской жизни. И все это было при нем. Это было мудро.

Я еще застал его, когда учился в семинарии (никогда не забуду). Этот умудренный старец никогда не пропускал возможности общения с нами, совсем юными семинаристами. И как бы уже было время вместо хрущевской оттепели для политиканов; для Церкви — вновь лютые морозы гонения, в более изощренной форме. И вот Святейший патриарх приезжал к нам и, действительно как отец, беседовал с нами, с юнцами, поддерживая нас. Это давало силы и вдохновение. А затем период хрущевских гонений. Еще тяжелей было. Ведь с одной стороны, был какой-то период, когда после встречи со Сталиным начали открывать храмы, появилась некая свобода, уважение. И вновь… Что значит закручивание гаек? Храмы рушатся, клевета на духовенство. Кстати, те хрущевские времена как бы повторяет день сегодняшний. Беспрецедентная клевета, прессинг. Опять тюрьмы, глумление над всем святым. Я сам еще застал время, когда комсомольцы с дружинниками стояли, не пуская нас в храмы. И не только на Пасху или Рождество, но и в другие значимые праздники. Все это надо было вынести, все это ложилось в первую очередь на плечи, на сердце, на душу предстоятеля Церкви.

Потом — Святейший патриарх Пимен. Тоже непростой период. С одной стороны, постепенная как бы свобода церковной жизни: не обижают, но и не дают развиваться. И в этот период также надо было, мудро защищая Церковь, все-таки вести ее. Вспомните 1988 год, тысячелетие православия. Еще Советский Союз крепок, хотя уже где-то шатается… Не хочу лишнего говорить, но сегодняшний Патриарх Кирилл, тогда юный еще епископ, многое сделал, чтобы убедить и власти отпраздновать тысячелетие Крещения Руси как церковно-государственный праздник. Это была — я не хочу даже употреблять слово «победа», нет; это было все-таки достойное место роли Церкви в жизни и истории нашего великого Отечества.

Ну а затем 1991 год. Мы не будем говорить, что было, все знаем. То, что называется сейчас «постсоветский период». И в этот период вступает Святейший патриарх Алексий II. С одной стороны, идет активный подъем церковной жизни, развитие, открываются монастыри, храмы, появляется масса совершенно нового духовенства, новая система образования, такие первые ласточки, как Свято-Тихоновский православный университет (сначала институт). Все это было при нем. И тоже не так все просто было.

— И существует поныне.

— Существует и поныне. А вспомните 1991 год, путч, службы в Кремле; я помню этот период. Как надо было мудро поступить, когда, говорят, власть переменилась; за кого молиться и как молиться? Но патриарх Алексий, посоветовавшись с членами Синода, принимал мудрое решение. А 1993 год?

— Мирил же в 1993 году Святейший…

— Да, страна стояла на грани гражданской войны… Пусть никто никогда не говорит, зачем Церковь вмешалась! Я могу совершенно четко сказать: настанет время некоторые факты привести, потому что был тогда прямым участником этих событий. Если бы не Церковь, то неизвестно, сколько крови пролилось бы в России.

Здесь мы подходим к фигуре Святейшего Патриарха Кирилла. Не потому, что он сегодня Патриарх и надо говорить только хорошее, возвышать, возвеличивать. Но это же факт, что в эти сложные времена (не отнимаем значения патриарха Алексия II) все же главным идеологом, мотором и двигателем был Святейший Патриарх Кирилл. Я никогда не забуду: мы были вместе, когда на мост вывели танки, и Святейший (а его все останавливают) смело поехал именно к танкам, чтобы остановить кровопролитие. Но не удалось. Однако все же это свидетельствует очень о многом.

Период Патриарха Кирилла вообще у нас в России постсоветский и сегодня непростой. Непростая обстановка вокруг России, политическая ситуация, желание дестабилизировать жизнь внутри страны некими силами, для которых Россия — не Родина, а «эта страна». Здесь мудрость Патриарха Кирилла и как Патриарха, и как общественного деятеля, и как человека, имеющего огромный опыт в деле общественного согласия, имеет свой неоценимый вклад. Я мог бы говорить о многих аспектах — о том, что сегодня епископат у нас уже в два с лишним раза увеличен, чем это было раньше; сегодня у нас духовных учреждений десятки насчитывается.

— В каждой епархии почти…

— Сегодня у нас появился телеканал «Спас», сегодня так свободно мы говорим на вашем замечательном телеканале «Союз». Церковь вышла из замкнутого пространства на общественное поле. И это очень важно, что Церковь не ограничивается сегодня только церковной оградой. Это и социальное служение, работа с военнослужащими, и тюрьмы, и многое другое. То есть Церковь живет полнокровной жизнью, а значит, есть люди, которые в лице патриархов, как мы говорили выше, как мудрые кормчие, как хорошие капитаны, ведут этот церковный корабль. И у нас опять только одно пожелание — крепости и сил, чтобы мы это волнующееся море спокойно прошли.

— Звонок телезрительницы: «Несколько лет назад я с Вами беседовала… (связь прерывается). Я просто хочу поговорить…»

— Вы знаете, найти меня нетрудно, узнайте мой телефон в Казани или приезжайте в Казань; даю слово, что Вас приму и побеседую с Вами лично. А сейчас, очевидно, техническая нестыковка…

— Есть вопрос от телезрителя: «Можно ли сохранить Россию без Бога? Возможно ли это?»

— Этот ответ уже дан. Весь ХХ век идеологически, на государственном уровне строили — под именем Советский Союз — Россию без Бога. Результат какой? Мы потеряли довольно много, то, что было приобретено предшествующими поколениями с Богом. А без Бога не удается сохранить Россию. И не удастся. Мы поем в храме: «Русь Святая, храни веру православную, в нейже тебе утверждение!» Ну а здесь, несмотря на то что мы на православном телеканале, хочу сказать: нельзя без Бога и без согласия; у нас многонациональная, многоконфессиональная страна — мир и согласие наших народов является также одним из важных, необходимых условий не только для сохранения, но и для величия России.

— Вы несете свое служение в Казани, в Татарстане, где как раз была явлена икона Казанской Божией Матери. Как раз 4 ноября, в праздник памяти этой иконы, мы отмечаем День народного единства. Это совсем новый праздник. Как мы, простые верующие, можем сохранять это единство нашей страны, нашего государства?

— Я Вам скажу удивительную вещь. В день памяти Казанской иконы Божией Матери, 4 ноября, я служил в Благовещенском соборе Казанского кремля, а затем был крестный ход с иконой также чудотворной Казанской Божией Матери к месту ее явления, к Богородицкому монастырю. И когда я оглянулся, посмотрел, сколько же идет, — около двадцати тысяч человек! И что характерно, как после меня спрашивали, кто же был. В этом крестном ходе, как ни удивительно, участвовали и мусульмане, потому что они относятся с особым пиететом вообще к Богоматери и к Казанской иконе Богоматери.

Как мы должны сохранить единство? Ведь как раз вера и православие, исповедующие Святую Троицу, свидетельствуют, что только в единстве возможность спасения. А как мы должны сохранить единство? Во-первых, конечно же, хранить свою историческую идентичность, как православные — веру свою православную; хранить традиции своего народа. Чтобы мы, православные (очень хотелось бы этого и это от нас ждут), не только говорили, но и были примером того, что православие облагораживает, что вера дает силу, что вера помогает перенести и трудности. Поэтому вера — это ключевой момент, ключевая связь в организме нашего общества. Без веры, мы уже говорили, без Бога можно ли сохранить Россию?  ХХ век показал: нет, не сохранили, эксперимент был масштабный, потери были большие. И только вера через единство верующих и в молитве, и в жизни будет способствовать возвеличиванию и сохранению нашей страны.

— Вопрос телезрительницы: «В утренних и вечерних молитвах молишься за себя, в конце молитвы читаешь имена людей, которые тебе близки. Как молиться за тех, кого не знаешь, но знаешь, что они грешат, болеешь душой, не хочешь, чтобы они впали в грехи?»

— Спасибо большое. Первое: все-таки надо научиться просить за себя. Но молиться не возвеличиваясь, не упиваясь, не хвалиться, что стою и молюсь. Запомните еще один совет — не мой, а святоотеческий: когда молитесь, не ожидайте каких-то особых благодатных ощущений. Это не всегда является симптомом правильности молитвы. Потому что молитва должна помочь увидеть личную греховность. Начните с этого, чтобы себя увидеть, свою греховность, и тогда Вы будете молиться Богу более открытым и, я бы сказал, более болящим сердцем. Вы говорите, что читаете имена, — конечно же, имена для напоминания мы читаем, но надо просить Бога. Как мы делаем, когда к какому-то начальнику подходим и говорим: слушайте, помогите, квартиры нет… Или еще чем-то… Мы даже довольно уважительно, с просьбой обращаемся: помоги, ну помоги… Потому что видим, что человек страдает. И обращенность наша к Богу должна быть именно такой. Да, просим, нам говорят: ну что вы унижаетесь… Нет, мы не унижаемся. Те, кто обвиняет нас в этом унижении, — вы же идете к начальнику на работе и просите прибавить зарплату. Вы что, унижаетесь? Да нет, вы просите. А тем более если к высшему должностному лицу, скажем к президенту, кто-то обращается — с надеждой и с просьбой… Молитва — это то же самое.

А теперь к вопросу о тех, кого Вы не знаете, но хотите, чтобы они спаслись. Это тоже бывает одной из ошибок: мы готовы молиться за весь мир, а конкретного человека грешника, который рядом, осуждаем. Так вот, сначала надо научиться любить тех, кто рядом, прощать тем, кто рядом. А затем уже (это великий подвиг, это дар только для совершенных в молитве и в духовной жизни) молиться за тех, кого Вы даже не знаете. Как делали это святые. Молиться за весь мир. Мой Вам совет: начинайте идти по молитвенным ступеням, не прыгая через несколько. Опасная вещь. По ступенькам, не спеша.

— Святитель Тихон во время событий начала 20-х годов ХХ века провозгласил, наверное, парадоксальную христианскую позицию. Во время этой братоубийственной бойни он говорил, что следует соблюсти одну заповедь — возлюбить врага своего. Мы говорим о любви к ближнему, а как возлюбить врага, человека, который тебе вредит или даже желает тебе смерти?

— Это примерно то, что я сейчас говорил о молитве. Это уже наиболее высокая степень духовного состояния — любовь к врагам. Но опять, надо как возлюбить? В первую очередь не осуждать. Не предпринимать действий, которые могли бы нанести вред. А эти действия различные; что хотите — можно оклеветать, в суд подать, можно подраться. Остановиться от грубых проявлений ненависти, которые выражаются в реальных делах, — это первое.

Второе — когда приходит плохая мысль, все бурлит у тебя в сердце: мол, давай я ему… Здесь-то становись и начинай молиться. Как молиться? Если не можешь, несовершенен еще своими молитвами, возьми Псалтирь и почитай кафизму. Надо сделать и другое. У тебя бурлит все в сердце, в уме — тогда десяток поклонов, прямо за него: «Господи, не знаю, что мне делать, спаси и помоги моему брату (сестре), пошли в мое сердце тишину!» И другое: если твой враг, как ты говоришь, попал в какую-то трудную ситуацию — напрямую или опосредованно, чтобы его гордыню не разжигать, сделай ему доброе дело. И так постепенно научишься любить врага своего. А образец самый высший — это Христос. Его распинают, Он тяжко страдает, но обращается к Богу Отцу: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят».

— Спасибо, очень познавательно и жизненно. Слушая Вас, я много нашел ответов на свои жизненные ситуации. Думаю, телезрители тоже.

Думаю, мы не можем обойти одно событие в вашей епархии — строительство Казанского собора. Это выдающееся событие, стройка епархии и всего Татарстана. Расскажите, пожалуйста, о ходе строительства.

— У меня вчера была программа на «Спасе», встреча с неверующим человеком. Он задавал вопрос, есть ли чудеса. Я ему говорю: есть. Он просит: ну а конкретно? Я говорю: воссоздание собора в честь Казанской Божией Матери на месте ее явления, который был разрушен, поруган. Шли годы, и никто не надеялся, что когда-то собор будет восстановлен. Два года назад, в День народного единства, президент Татарстана издает указ о воссоздании собора. Правда, там параллельно и строительство Болгарской мусульманской академии. Практически за год собор подводится под купола. Это величественный собор.

Я бы сказал, это дело не только Казани и Татарстана, потому что с Казанской иконой Божией Матери связана судьба России. Ведь в те далекие смутные времена ополченцы шли с иконой Казанской Богоматери; ведь призвал к народному ополчению не кто иной, как Святейший патриарх Ермоген из подземелья, бывший митрополит Казанский, бывший священник, который взял на свои руки икону Казанской Божией Матери. А затем все эти века Казанская икона Богоматери оберегала Россию. Думаю, это наша общая задача. Я часто обращаюсь: друзья, торопитесь что-то вложить в строительство Казанского собора на месте явления иконы. Уж очень быстро все у нас идет. Захочется потом — не успеете. Сейчас, слава Богу, и руководство Республики, Шаймиев, который возглавляет фонд возрождения, первый президент Татарстана, и наша митрополия очень активно занимаются воссозданием собора.

Хочу сказать, что самое главное — собор именно воссоздается, он строится точно на том же фундаменте, хотя был сильно разрушен. Но сохранилось место явления Богоматери в старом соборе, несмотря на то что собор был весь разрушен и взорван. Там будет как и прежде. Елизаветой Федоровной был оборудован особый пещерный храм внизу. Это, пожалуй, будет единственный на месте явления Казанской иконы Божией Матери. Так что надеемся, что к следующему году мы увидим собор во многом внутренне благоукрашенным. Наверное, наши зрители знают, что закладку собора совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Посещайте место явления Казанской иконы Богоматери.

— Я еще добавлю, что на сайте Казанской митрополии можно найти много информации о ходе строительства, об успехах, а также об истории этого собора.

— В системе онлайн мы всё снимаем.

— Тем более как раз вопрос был о том, что нужно просвещать, что-то рассказывать; что мало федеральных каналов. Но, думаю, можно потрудиться и самому, благо очень много мы можем найти самостоятельно — и о патриархах, и о храмах, и так далее. Главное, чтобы было желание.

Самое время Вам обратиться к нашим телезрителям, подытожить наш вечер.

— Мы начали говорить о патриархах; опять возвращаемся к столетию. Мы должны свято чтить память святых патриархов наших, в первую очередь патриарха Тихона, а также и других. Не забывать и тех, кто был после патриарха Тихона: Сергия, Алексия I, Пимена, Алексия II.

Конечно, вновь и вновь скажем Святейшему Патриарху Кириллу: Ваше Святейшество, с днем рождения! Дай Бог Вам крепости духовных и физических сил. Чтобы и мы, архипастыри, и пастыри, и паства, радовали Вас одним — своим единством и соработничеством во благо спасения душ, во благо величия России и Русской Православной Церкви.

— Спасибо Вам, что нашли время прийти к нам, за прекрасную беседу и за теплые слова.

— Благодарю. Дай Бог телеканалу «Союз» благословенных успехов. Несите свою миссию в деле просвещения народа Божьего.

— Спаси Господи. Мы будем стараться.

Дорогие телезрители, от команды телеканала «Союз», а также от вашего лица я поздравляю Святейшего Патриарха Кирилла с днем рождения. Мы желаем ему прежде всего помощи Божией во всех его начинаниях в это нелегкое время. И, конечно же, здоровья и многая благая лета!

Записала Маргарита Попова

Теги:
митрополит Феофан
Телеканал «Союз»
слово митрополита Феофана
интервью

Православие в Татарстане

Все публикации